Вольно

 Отец

Совершенно права Люба – пока мы помним о тех, кого уже нет, они – с нами.

Вот, что мне удалось к 9 мая «надергать» из разных источников о своем отце и тех обстоятельствах и ситуациях, в которых он находился. Его знали многие из вас, поэтому и предлагаю эту свою компиляцию на наш сайт.

      Всем участникам Великой Отечественной войны

 и героическим труженикам тыла посвящается.

 

   Секретные службы

      Сколько дивизий было у Ватикана?

www.newtimes.ru/artical.asp&n=2880&art_id=498

      Лев Безыменский

Путь в джеймсы бонды

Из какого дерева делаются разведчики? Все историки шпионской профессии пришли бы в ужас, если бы знали подлинный "бэкграунд" основных фигур советской разведки 1930 – 1940-х годов, создавших мировое реноме этой службе. Дело в том, что "первое поколение" советских разведчиков, пришедшее в начале 1920-х, не устраивало Сталина.

Это были бывшие профессиональные подпольщики, хорошо знакомые с Западом по годам эмиграции, вдобавок преимущественно еврейского происхождения, причем не из бедных пролетарских семей. Знание языков, знакомство с коммерческим миром, космополитическое мышление – к чему это было Сталину? На смену "первому поколению", сгинувшему в лагерях и под огнем расстрельных команд, пришли новые люди.

...Глеб Иванович Рогатнев родился в 1913 году многодетной семье. Его анкетные данные с точки зрения органов советской власти были безупречны. Окончил школу, по разнарядке попал в Новочеркасский авиационный институт. Стал хорошим инженером и принял участие в конструировании и испытании уникальных в то время стратосферных воздухоплавательных кораблей.

Работал на авиазаводе, где к нему стал присматриваться уполномоченный Народного комиссариата внутренних дел. Такие уполномоченные действовали во всех советских учреждениях и предприятиях. Рогатнев удивился – зачем НКВД авиационные инженеры? Но он понравился своей смышленостью, и решение приняли без него: авиаинженер очутился в центральной школе НКВД, а затем в знаменитой школе особого назначения. Там его стали готовить к... тому, чтобы стать нелегальным агентом.

Стал учить французский (3 часа каждый день!), слушать лекции о странах, в которых никогда не бывал. Учился фотографии. Но однажды слушателей разведывательной школы НКВД подняли по тревоге. К ним приехал из Москвы "сам" Владимир Деканозов. Он сообщил, что назначен новый нарком – Лаврентий Берия – и в деятельности секретных служб начнется новая эра. После Ежова на Лубянке "прочесали" весь аппарат, поэтому срочно стали набирать новых сотрудников. Через пару дней специально отобранная группа слушателей разведшколы была отвезена в Москву, где ее направили на "высочайший инструктаж" – на Лубянку.

...Привезенные оказались в зале на 4-м этаже. Внезапно открылась потайная дверь и в зал вошел невысокий плотный человек в пенсне. Новый народный комиссар внутренних дел Лаврентий Берия был немногословным и не стал объяснять, отчего и почему в аппарате НКВД открылись десятки, если не сотни вакансий. Их и предстояло занять собравшимся в зале. Назначения проходили быстро. После того как каждый кратко рапортовал о себе, Берия, не задумываясь, приказывал – куда тот пойдет. Именно так решилась судьба двух молодых людей, кому впоследствии надлежало заняться Ватиканом.

Первым из них стал стройный и внешне привлекательный студент Казанского авиаинститута Николай Горшков. В школе особого назначения он учил итальянский язык. В этом же 1939 году Горшков отправился в резидентуру НКВД в Рим. Вторым стал Глеб Рогатнев. Он попал в Рим в октябре 1940 года в должности... самого резидента. Горшков оказался в его подчинении и по распределению служебных функций должен был заняться Ватиканом. 

Римская резидентура

Слово "резидентура" овеяно легендами, особенно когда речь идет об ОГПУ – НКВД.

Еще в Москве Рогатнев узнал от начальника отдела внешней разведки  Павла Фитина, что в Риме у советской разведки есть два главных агента. Один из них, носивший странную кличку "Гау" считался вхожим в высокие политические круги. Другой, по кличке "Друг" –  итальянец, женатый на русской – был агентом широкого применения. Ему-то и предстояло стать первым в операции против Ватикана.

Вскоре началась война, в которой СССР и Италия оказались по разные стороны фронта.

Сообщение "Гау"

Начало этой войны Глеб Рогатнев запомнил на всю жизнь. В июне 1941 года он оказался один в резидентуре – Горшков уехал в отпуск. На связи остался "Гау". Почему такая странная кличка?

– Видите ли, он был из университетской среды, – пояснил Рогатнев, – поэтому мы и взяли первый слог из студенческого гимна "Гаудеамус игитур".

С "Гау" резидент встречался регулярно – два раза в месяц. Встречи происходили в постоянных местах в безлунные ночи. Кроме того, был разработан условный знак на случай необходимости срочной встречи. Так произошло в ночь с 17 на 18 июня 1941 года. Раздался телефонный звонок. Была назначена срочная встреча. На ней, сильно волнуясь, "Гау" сообщил резиденту, что он видел в канцелярии министра иностранных дел графа Чиано телеграмму итальянского посла из Берлина о том, что немецкое нападение на Советский Союз состоится в промежутке между 22 и 24 июня. В ту же ночь шифровка ушла в Москву (радиосвязи у Рогатнева не было, он послал зашифрованный текст по проводной связи военной разведки).

Увы, эта весть в Москве оказалась... неугодна. Телеграмму вовсе не доложили Сталину, так как подобные вести считались Сталиным английской провокацией. Об этом Рогатнев узнал гораздо позже, когда вернулся из Рима в Москву. Он спросил о телеграмме. Ответ: "Забудь об этом. Дело минувшее, не копайся в прошлом"…

Журнал «Новое время»

№1 от 07 января 2001г.

ОСОБАЯ ГРУППА

Павел Судоплатов

   Об авторе: Павел Анатольевич Судоплатов (1907-1996 гг.) - генерал-лейтенант, видный работник органов госбезопасности, автор известной книги "Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы". Публикацию подготовил Анатолий Судоплатов.

   Трагичные дни последней недели июня - начала июля 1941г. Именно тогда стало совершенно очевидным, что главным театром разведывательно-диверсионных операций против немцев будет захваченная противником территория Белоруссии, Украины и Прибалтики. Там в соответствии с известным выступлением Сталина 3 июля 1941 г. требовалось развернуть специальный партизанский фронт борьбы с немецко-фашистским нашествием. Решить эту задачу должна была Особая группа (ОГ) НКВД СССР, созданная 5 июля 1941 г.

  Она формировалась на базе Первого разведывательного управления НКГБ-НКВД. Костяк ее составили оперативные сотрудники, имевшие опыт разведывательной работы за рубежом и партизанских действий во время гражданской войны в Испании. В наше распоряжение поступили лучшие в Советском Союзе специалисты по минно-взрывному делу, работавшие в Красной Армии, наркоматах угольной  промышленности, геологии, горных разработок. Пригодились и выпускники   существовавшей в 1937-1938 гг. спецшколы при ОГ ГУГБ НКВД.

  3 октября 1941 г. ее преобразовали в самостоятельный 2-й отдел НКВД СССР -   оперативно-координирующее подразделение для остальных служб органов госбезопасности при организации зафронтовой работы.

  ГЛАВНЫЕ ЗАДАЧИ

  Итак, 2-й отдел НКВД СССР занимался организацией разведывательно-диверсионной работы на Украине, в Белоруссии, Прибалтике, а также за кордоном и в районах возможного нападения противника - Японии, Турции, Скандинавии, Иране. Для активного противодействия подрывной деятельности спецслужб фашистской Германии было создано специальное прифронтовое отделение. Что особенно важно, оно координировало свою деятельность с аппаратом военной контрразведки - особыми отделами Красной Армии.

  Надо отметить, что войска Особой группы НКВД, получившие в октябре 1941 г. название Отдельная мотострелковая бригада особого назначения (ОМСБОН), входили  в октябре-декабре 1941 г. в состав действующей Красной Армии, то есть находились не только в подчинении Особой группы, руководства НКВД, но и в ведении Генштаба РККА и, следовательно, Верховного командования - как спецназ особого назначения.

  В тот период были окончательно определены конкретные боевые задачи, поставленные перед ОГ Верховным командованием и руководством НКВД.

  В области разведывательной деятельности было приказано сосредоточиться на сборе и передаче командованию Красной Армии по линии НКВД разведданных о противнике:

  - дислокации, численном составе и вооружении его войсковых соединений и  частей;

  - местах расположения штабов, аэродромов, складов и баз с оружием, боеприпасами и ГСМ;

  - строительстве оборонительных сооружений;

  - режиме политических и хозяйственных мероприятий немецкого командования и оккупационной администрации.

  В области диверсионной деятельности следовало добиться:

  - нарушения работы железнодорожного и автомобильного транспорта, срыва  регулярных перевозок в тылу врага;

  - вывода из строя военных и промышленных объектов, штабов, складов и баз  вооружения, боеприпасов, ГСМ, продовольствия и прочего имущества;

  - разрушения линий связи на железных, шоссейных и грунтовых дорогах, узлов связи и электростанций в городах и других объектах.

  В области контрразведывательной работы (совместно с особыми отделами Красной Армии) следовало:

  - установить места дислокации разведывательно-диверсионных и карательных органов немецких спецслужб, школ подготовки агентуры, их структуру, численный   состав, системы обучения агентов, пути их проникновения в части и соединения Красной Армии, партизанские отряды и советский тыл;

  - выявлять вражеских агентов, подготовленных к заброске или заброшенных в советский тыл, а также оставляемых в тылу советских войск после отступления  немецкой армии;

  - установить способы связи агентуры противника с его разведцентрами;

  - проводить систематические мероприятия по разложению частей, сформированных из добровольно перешедших на сторону врага военнослужащих Красной Армии военнопленных и насильственно мобилизованных жителей оккупированных территорий;

  - ограждать партизанские отряды от проникновения вражеской агентуры, проводить ликвидацию наиболее опасных пособников врага и по возможности представителей оккупационной администрации, ответственных за карательные действия фашистских властей и военного командования по отношению к партизанам и местному  населению.

  НЕИЗВЕСТНЫЕ СОЛДАТЫ ТАЙНОЙ ВОЙНЫ

  ….. Следует отметить, что в работу Особой группы (2-го отдела) активно включились люди и младшего поколения, такие, как вернувшийся из Рима резидент НКВД Глеб Рогатнев ("Тит"), оказавшиеся на оперативной работе в центральном аппарате в августе 1941 г.  И, наконец, большую и интересную работу пришлось выполнить выпускникам Школы особого назначения, которые оказались весьма кстати при организации возможного московского подполья и выполняли важную работу. Это Игорь Щорс, Петр Масся, Алексей Шитов (Алексеев), позднее первый посол СССР на   Кубе….

        материалы: Независимая Газета © 1999-2000

      разработка: НЕГА-Сеть - ФЭП © 2000Опубликовано в Независимом военном

      обозрении от 03.08.2001

      Оригинал: http://nvo.ng.ru/spforces/2001-08-03/3_especially.html

Чем конкретно занимался отец в годы войны точно не знаю. В общих чертах – разведывательно-диверсионная деятельность в тылу неприятельских войск. Фильм «Подвиг разведчика» был снят по сценарию Маклярского – сослуживца отца и близкого друга моих родителей, а за операцию, про которую снят фильм «Часы остановились в полночь» отец в октябре 43-го был награжден орденом Красной Звезды вместе с Еленой Григорьевной Мазаник, получившей звание Героя Советского Союза.

Только ради Бога не смотрите аннотацию к фильму «Часы остановились в полночь» в И-нете! Там переврано все, что можно переврать, кроме фамилии гауляйтера Белоруссии Вильгельма фон Кубе. Если интересно - более точно про эту операцию см.

                                              http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1001

Отец там никак не упоминается, но я, ещё подростком, присутствовал на их послевоенных встречах с Еленой Григорьевной и слушал, слушал…

 О других делах есть скудные отрывочные сведения:

Кiевскiй Телеграфъ 20-24 июпя 2004г. №25

Украинские тайны "Вервольфа"

…К сожалению, у нас до сих пор нет подробного описания территории действовавшего "Вервольфа". Правда, есть довольно подробный отчет оперативной группы НКГБ СССР (начальник — Рогатнев)…

http://www.versii.com/telegraf/material.php?id=2437&nomer=215

 Фотографий отца военных лет у нас нет. Думаю, что их вообще не существует. А вот это фото достаточно любопытно – отец у Рейхстага, но почему-то, мало того, что в штатском, да еще и плащик на нем какой-то «не наш». Эту фотографию он прислал моей будущей маме летом 1945-го.

 Война для них не закончилась и после 1945 года:

 АТОМНЫЙ ШПИОНАЖ

     Хотя нам удалось проникнуть в окружение Оппенгеймера, Ферми и Сциларда через Фукса, Понтекорво и других, мы никогда не прекращали своих усилий, чтобы получать материалы из лаборатории в Беркли, так как ее разработки были тесно связаны с исследованиями в Лос-Аламосе. ФБР зафиксировало наш интерес к этой лаборатории, но оно переоценило, его и сосредоточилось на противодействии нашей работе. Между тем это направление играло подчиненную роль.

    Чрезвычайно ценную информацию по атомной бомбе мы получали на последней стадии работ, накануне первого экспериментального взрыва и производства первых бомб. В период, когда американская контрразведка значительно усилила свою работу, мы прервали всякие контакты с внедренными в проект агентами. В результате никто из сотрудничавших с нами людей не был задержан американской контрразведкой с поличным и непосредственно в момент передачи нам информации…

 

…Для координации наших разведывательных и контрразведывательных мероприятий в Чехословакию был направлен опытный работник разведки, бывший резидент в Италии Рогатнев…

 

       В заключение хочу сказать: советская разведка выступила инициатором развертывания широкомасштабных работ по созданию атомного оружия в СССР и оказала существенную помощь нашим ученым в этом деле. Однако атомное оружие было создано колоссальными усилиями наших ведущих ученых-атомщиков и работников промышленности…

http://www.pereplet.ru/history/Author/Russ/S/sudoplatov/lub/atom2.html

А вот еще один снимок, который я предлагаю вашему вниманию.

Этот снимок сделал в феврале 1944 г. мамин брат, мой дядя Борис, балтийский моряк, участник с первого до последнего дня обороны Ленинграда (как-то рука не поворачивается написать «оборона Санкт-Петербурга»). Как знать, может быть он делил там краюху хлеба и один окоп с папой Лени Терлицкого.

После снятия блокады дядя Боря получил краткосрочный отпуск домой. Тут-то и пригодилась трофейная «лейка» с таймером. Стоят: мама с братом, на диване сидят их родители – мои бабушка с дедом. Снято в нашей доброй старой квартире на Каляевской, где многие из вас бывали. А диван.. Да-да, это тот же самый диван, который изображен и на Славкиных фотографиях «У Глебыча в июне 2004г».(см. фото «начало», аккурат за спиной Люба).  Обивка, конечно, другая, а диван тот же. Вот такая вот связь времен…

Это последний снимок дяди Бори. Он погиб в первых числах мая 45го. Младшего внука моей сестры Нины назвали Борисом в его честь.

И вот еще что интересно. Дед в годы войны был зам.наркома иностранных дел. Определенные возможности были…Но в мыслях у людей той поры не возникало «отмазать» сына от фронта, а дочку от рытья окопов! Потому и выстояли!

 

С ПРАЗДНИКОМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ!

ВЕЧНАЯ СЛАВА И НАШ НИЗКИЙ ПОКЛОН ПОБЕДИТЕЛЯМ!

Hosted by uCoz